Москва не Россия, Астана не Казахстан?

Некоторое время назад у меня случилась интересная командировка по письму. По открытому письму главы Оленинского района Тверской области Олега Ивановича Дубова всем москвичам.

Вот для начала некоторые цитаты из этого документа:

…А сегодняшнее ваше благополучие разве не за счет нас построено, не ценой обнищания и деградации десятков российских областей? До сих пор успешные и богатые жители столицы смотрят на жителей провинциальной России как на быдло, как на туземцев, как на жителей оккупированного пространства, призванных служить “высшей расе”, которой повезло родиться с московской пропиской.

Разумеется, жители провинции все это давно уже поняли, и таких вот… тихо, но люто ненавидят. А кто-то ненавидит уже громко… Потому что московские ребята, считающие нас быдлом, грабят и уничтожают русскую провинцию, ломают ее через колено.

Они нас презирают. Мы их ненавидим. К сожалению, пока стихийно… Самосознание российской провинции пока не приняло организованные формы…

А ведь нас больше. В разы. И это наша земля.

Согласитесь, довольно серьезное произведение. Особенно если учесть, что его написал и разместил в своем “живом журнале” не какой-нибудь профессиональный бузотер, которого звать никак и потому взятки гладки, а солидный руководитель и, кстати, правильный, активный единорос.

Непосредственной причиной появления на свет “Открытого письма москвичам” стала заметка известного столичного либерального публициста Георгия Бовта, опубликованная в “Газете.ру” и повествующая о том, что в российской провинции, в частности, в Тверской области, живет множество спившихся маргиналов. Это они, считает Бовт, бросают камни в красивый поезд “Сапсан”, который пролетает мимо них от Петербурга до Москвы за три с половиной часа.

Надо добавить, что этот замечательный “Сапсан” ходит по тем же рельсам, по каким жители Новгородской и Тульской областей ездят на работу в электричках. Новый поезд переломал им все расписание. На переездах теперь стоят сотни автомобилей, поскольку перед “Сапсаном” шлагбаум опускают не на четыре минуты, как перед простым составом, а на пятнадцать. И пятьсот человек в удобных креслах, попивая кофе и глядя в ноутбуки, проносятся в чудо-поезде перед десятками тысяч других людей, поставленных на уши.

Это, кстати, довольно яркая метафора всей российской сегодняшней жизни.

И вот некоторые представители местного населения, не долго думая, стали кидать в “Сапсан” камни. А Георгий Бовт написал, что эти люди с камнями и вообще очень многие там, в “глубинке”, — спившиеся дебилы. Они просто ненавидят все красивое, понимаете?

“Закидывание “Сапсанов” камнями по природе своей явление, видимо, гораздо более глубокое, чем банальный и якобы осознанный протест против неудобств расписания. Это протест, идущий из самого нутра, из глубин убогой, зачастую практически нищей провинциальной жизни, сквозь которую проносится нечто блестящее, сияющее недостижимым богатством, непостижимым — и оттого враждебным — образом жизни”,

— считает Георгий Бовт.

Дальше публицист напомнил, что в Англии три века назад такие же уроды (луддиты) ломали новые станки, и уродов приговаривали к смертной казни через повешение.

Тут глава Оленинского района не сдержался и ответил либеральному Бовту по полной программе. Заодно досталось другим москвичам.

“Открытое письмо” вызвало горячую, но короткую дискуссию в социальных сетях. Хотя ничего нового Дубов не сказал. Эти настроения в России распространены довольно широко, но, обычно не выносится в публичное пространство. А вот Олег Иванович решился.

Мне захотелось познакомиться с Дубовым. Мы созвонились, я сел в машину и приехал в Оленино. Это всего 280 километров от Москвы.

Оказалось, что в тверском райцентре и вокруг него очень неплохие дороги, которые Дубов начал строить еще в 1996 году, как только стал главой (до этого в районе не было ни одного километра асфальта), и вообще там все довольно опрятно и чистенько. При этом на каждом шагу в глаза бросается очевидная бедность, переходящая в прямую нищету.

Самая высокая в районе зарплата — у главы. Со всеми добавками это 38 тысяч рублей. Столько в Москве получает няня или гувернантка. Оленинские доярки и механизаторы вообще “сидят на МРОТе”, минимальной оплате труда. В 2010 году она составляла 4330 рублей в месяц, сейчас поднялась чуть выше пяти тысяч. Это за работу с утра до вечера на жаре и морозе. А менеджер среднего звена в московском офисе крупной молочной компании, куда российская “глубинка” сдает молоко, получает 200 тысяч рублей. Все это вместе называется современная российская экономика.

Дубов рассуждает об этих вещах спокойно, но как-то обреченно. Потом мы поговорили о том, что десятикратная (это еще по сдержанной оценке) разница в уровне жизни между Москвой и Оленино создает реактивную тягу, которая выдувает из района все, что шевелится. Как ни старайся, выпускники уезжают из чистенького бедного райцентра.

Но откуда взялся этот контраст? В советские времена столица тоже была намного богаче провинции, но все-таки разница в уровне благосостояния, даже с учетом несравнимо лучшего московского снабжения, оставалась от силы трехкратной. В деревнях и в райцентрах тоже вполне можно было жить. В начале 90-х уровень жизни российского населения повсюду резко понизился, в том числе и в Москве, но затем новая Россия — деловая, чиновничья, воровская, начала подниматься и все больше концентрировалась в столице, сосредотачивая вокруг себя самую разнообразную обслугу. А провинция все глубже проваливалась в нищету. Когда в нулевые на РФ обрушился водопад нефтяных денег, он тоже напитывал главным образом территорию Садового кольца, вытекая за МКАД в основном в сторону Рублевки.

Технически это выглядит следующим образом: доходная часть московского бюджета на 80 процентов формируется из налога на прибыль юридических лиц и подоходного налога, взимаемого с физических лиц. В основном речь идет о крупнейших сырьевых компаниях и их менеджерах. Все эти компании добывают газ и нефть за тысячи километров от столицы, но “доиться” их заставляют в Москве, поскольку здесь зарегистрированы головные офисы. Такова суверенная российская специфика.

Бюджеты Лондона, Берлина, Парижа складываются в основном из доходов от туризма, сдачи в наем муниципальной собственности, из налога на имущество и земельного налога. В московском бюджете эти статьи все вместе занимают чуть более 10 процентов. Почти все остальное — сырьевая халява. Как результат, московский городской бюджет в расчете на одного жителя превышает бюджет Омска или Ростова-на-Дону, тоже не бедных городов, в 8-10 раз. Про Оленино и говорить нечего.

А как с этим в Казахстане? Контрасты между столицей и провинцией у вас тоже довольно велики, но все же они гораздо скромнее российских. Политолог Марат Шибутов приводит такие данные по местным бюджетам в расчете на 1 человека за 2011 год:

- город Астана — 396 тысяч тенге

- город Алматы — 223 тысячи

- Мангистауская область — 190 тысяч

- Акмолинская область — 159 тысяч

То есть разница не более, чем в 1,5-2 раза.

Принцип формирования бюджетов в РК несколько отличается от российского. 25 процентов доходов у вас достаются региону, где они получены, а 75 уходят в республиканский бюджет. И уже из него раздаются пироги и пышки местным бюджетам. На этой стадии Астана получает заметно больше других. Но у вашей столицы, в отличие от российской, нет возможности тратить на себя гораздо больше на том основании, что она “донор”.

Правда, по словам Марата Шибутова, казахстанские национальные компании оказывают Астане солидную “спонсорскую помощь”, которая не учитывается Министерством финансов. Например, “Казахстан темир жолы” подарил любимой столице Медиацентр, “Казатампром” — Дворец школьников. По мнению эксперта, это практически удваивает сумму “вливаний” в Астану. То есть контрасты вырастают до 3-4 раз.

При этом, согласно данным агентства РК по статистике, столичные зарплаты в Казахстане отличаются от провинциальных не так уж сильно. В апреле нынешнего года средний житель Астаны заработал 138,5 тысячи тенге, средний алмаатинец – 134,5 тысячи. На другом полюсе оказались жители Северо-Казахстанской области с зарплатой 64,4 тысячи тенге и Актюбинской – 72,2.

В Москве официальные заработки тоже отличаются от средних по России не сказать, чтобы убийственно. Примерно в два раза. Но, во-первых, их считают без учета доплат из немереного столичного бюджета, без дивидендов и бонусов сотен тысяч менеджеров, и, разумеется, без взяток и всякого рода “благодарностей”, чрезвычайно распространенных во всех сферах столичной жизни. Во-вторых, огромное количество услуг на разогретом московском рынке оказывается “в тени”: строители, ремонтники, няни, репетиторы, частные водители, косметологи, массажисты и т.д. часто работают с клиентурой напрямую, без посредничества государства. На выходе это дает уже многократную разницу с региональными зарплатами и притягивает в Москву провинциалов со всей страны.

- Любой мужик с руками, если он поедет из Оленино в Москву и его там не “кинут”, сможет зарабатывать минимум 40 тысяч в месяц. А здесь он имеет пять. Кто тут завтра будет работать? – спросил у меня Олег Дубов на прощание.

…Кстати, по любопытному совпадению именно из Оленинского района Тверской области когда-то уехал на заработки в столицу деревенский житель Михаил Лужков. Он устроился в белокаменной плотником, встретил девушку, тоже из провинции, работавшую прислугой в богатой московской семье. Вскоре они создали семью, родили сына и назвали его Юра. А через сорок пять лет этот мальчик стал мэром российской столицы и отчасти даже ее символом.

Вот и другим провинциалам некоторые люди советуют не ныть, а решительно переменить свою судьбу, если нынешняя не нравится, попытать счастья в столице. Правда, недовольных жизнью в России наберется миллионов 50, а Москва не резиновая.

Или в новых границах все поместятся?

Виктор ШАЦКИХ              http://www.zonakz.net/articles/51941

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий